Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

РУССКАЯ ЖИЗНЬ. Олег Кашин написал статью про Веню Помазкина




Кашин



Фоноскопическая экспертиза

Мой девятый класс — это 1995 год; за разговорами о лихих девяностых все как-то забыли, что в те времена мейнстримом в общественной мысли было то, что сегодня принято называть демшизой, но это стоит учитывать.
Так, например, в моем учебнике обществознания глава о борьбе идей в Советском Союзе начиналась с того, что свой вклад в борьбу с тоталитаризмом в равной мере вносили и академик Сахаров со своими голодовками и открытыми письмами, и безымянный колхозник, посылающий по матушке уполномоченного из района.

Мне эта фраза казалась безумно смешной, я и к Сахарову-то относился не очень, а возводить хамство безымянного колхозника в гражданский подвиг казалось мне вообще каким-то диким признаком торжествующего маразма.
А сейчас я вспоминаю этот параграф из учебника, когда вижу в твиттере своего екатеринбургского знакомого Вениамина Помазкина фотографию его письменного отказа от фоноскопической экспертизы его, Вениамина, голоса. Вениамину Помазкину то ли 17, то ли 18 лет, он первокурсник и крутится при этом вокруг фонда «Город без наркотиков» — то ли блог им ведет, то ли еще что-то, сугубая мелочь, в общем, какая-то. И в рамках общего конфликта местных силовиков с фондом и его друзьями Помазкина таскают на допросы.
Экспертизу голоса хотели делать, скорее всего, чтобы доказать подлинность телефонных прослушек. Распространенная практика. И вот приходит этот подросток в Следственный комитет и пишет отказ от экспертизы: «Следователю по особо важным делам от свидетеля Помазкина»: «Следственный комитет не должен заниматься ерундой за деньги налогоплательщиков». Дата, подпись.
У него будут проблемы в университете, его будут еще много раз таскать, и он это понимает, но все равно пишет такую бумажку. И я смотрю на эту бумажку и почему-то вспоминаю ту главу из учебника за мой девятый класс, над которой я когда-то смеялся.
В чем-то правы были авторы того учебника.

Нате!. Маяковский

Когда я училась в 1 классе, моя старшая сестра училась в 8.
И долго и громко учила наизусть поэму "Владимир Ильич Ленин", для экзаменов.
Пока учила она, не глядя - выучила я.
Более того, Маяковский - мой любимый поэт.
Когда я заканчивала школу, все было иначе.
Маяковского в школе отменили.
И 70 летняя учительница литературы, переобувшись в своих приоритетах, запретила ученикам упоминать Маяковского.
Мне было пофиг, и на устном экзамене комиссии я заявила, что прочитаю свое любимое стихотворение.
Взрослые тети с буклями на затылке пошептались и разрешили. Ну я и прочитала. Они поохали, и поставили 5. Так-то у них выбора не было.
Иначе получилось бы, что они двойку Маяковскому поставили. А такое не в их власти.

НАТЕ!


Через час отсюда в чистый переулок
вытечет по человеку ваш обрюзгший жир,
а я вам открыл столько стихов шкатулок,
я - бесценных слов мот и транжир.

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста
Где-то недокушанных, недоеденных щей;
вот вы, женщина, на вас белила густо,
вы смотрите устрицей из раковин вещей.

Все вы на бабочку поэтиного сердца
взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
ощетинит ножки стоглавая вошь.

А если сегодня мне, грубому гунну,
кривляться перед вами не захочется - и вот
я захохочу и радостно плюну,
плюну в лицо вам
я - бесценных слов транжир и мот.